АО «Маслосырзавод "Кошкинский" признает свое банкротство | Меркурий Россельхознадзор
Заказать обратный звонок

АО «Маслосырзавод «Кошкинский» признает свое банкротство

 Обсудить

АО «Маслосырзавод „Кошкинский“» обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском о собственном банкротстве. Главным кредитором может стать Россельхозбанк. За прошедшие пять месяцев контрагенты организации подали к ней 20 исков о ненадлежащем исполнении обязательств по договорам поставки на общую сумму более 80 млн руб.

Также к «Кошкинскому», его собственнику АО «Алев» и ООО «Алев Индустрия» предъявлено три исковых заявления от Россельхозбанка о взыскании порядка 500 млн руб. долга по кредитам.

В обеспечение иска арестованы активы компаний. Ранее стало известно о продаже производственных мощностей «Кошкинского» холдингу «Русагро». В октябре самарская организация вступила в процесс добровольной ликвидации, это же происходит с «Алевом» и другими его структурами. По словам юристов, переход от добровольной ликвидации к делу о банкротстве осуществлен не просто так — он позволяет бенефициарам сохранить контроль над процессом в арбитраже посредством назначенного ими ликвидатора.

АО «Маслосырзавод „Кошкинский“» в Арбитражном суде Самарской области пытается инициировать процесс своего банкротства. Исковое заявление пока не принято судом к производству. Ранее организация прекратила расчеты с контрагентами и продала маслосырзавод в селе Кошки Кошкинского района Самарской области федеральному холдингу «Русагро», который зарегистрировал в том же селе ООО «Молочные продукты „Русагро“». При этом товарные знаки «Кошкинское» и «Кошкинский» остались у прежнего владельца. Сделку стороны не комментируют. В июле контрагенты начали предъявлять «Кошкинскому» иски о ненадлежащем исполнении обязательств по договору поставки. Последнее исковое заявление поступило суд в начале ноября. Общая сумма претензий превышает 80 млн руб.

Осенью СМИ сообщили о покупке ГК «Русагро» ульяновских активов «Алева». Тогда же появилась информация о смене собственника в головной компании ульяновского холдинга и планах ее ликвидировать. Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», первого октября акционерное общество «Алев» вступило в стадию ликвидации. Тот же процесс идет в остальных структурах холдинга. Восьмого октября Россельхозбанк подал три иска о взыскании солидарно с «Алева», «Алев Индустрии» и «Кошкинского» задолженности по кредитам на общую сумму более полумиллиарда рублей. Девятого октября суд наложил арест на имущество компаний. В банке процесс комментировать не стали. Компании, предъявившие «Кошкинскому» финансовые претензии, также не комментируют долги организации.

Как поясняют юристы, наличие у «Кошкинского» непогашенных обязательств не позволило провести ликвидацию в обычном добровольном порядке, однако даже после начала процедуры банкротства и установления требований кредиторов у бенефициаров компании сохранится лояльный конкурсный управляющий и, как следствие, контроль над процессом реализации имущества на торгах и попытками управляющего оспорить сомнительные сделки. «Если признаки банкротства были обнаружены ликвидатором компании после запуска процедуры добровольной ликвидации — он обязан обратиться с соответствующим заявлением в арбитражный суд», — говорит партнер юридической компании «Сотби» Антон Красников. Но, по словам юриста, нередки случаи, когда владельцы компаний, осознавая неизбежность банкротства, запускают добровольную ликвидацию, предполагая последующее введение конкурсного производства и сохранение контроля над предприятием через позицию своего конкурсного управляющего, сместить которого при отсутствии явных нарушений проблематично даже высшему органу должника — собранию кредиторов.

Тем не менее эксперты отмечают крайне высокую вероятность оспаривания сделки по продаже самарского предприятия. «Аннулировать сделку по продаже предприятия можно двумя способами: жалоба в ФАС при наличии формальных нарушений и при необходимости быстрой отмены или заявление в суд, если все формальные вопросы выставления предприятия на торги были соблюдены, но были допущены какие-либо сущностные нарушения. Но процесс оспаривания, как показывает практика, не будет легким», — считает руководитель направления «банкротство и несостоятельность» компании «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков.

Ника Виноградова

Источник: DairyNews.ru