"Я боюсь туда носить свое молоко и мясо" - шокирующее интервью с фермером из г. Пыть-Ях, Ханты-Мансийский округ. | Меркурий Россельхознадзор
Заказать обратный звонок

«Я боюсь туда носить свое молоко и мясо» — шокирующее интервью с фермером из г. Пыть-Ях, Ханты-Мансийский округ

 Обсудить

Не так давно в Краснодаре прошел форум “Малый бизнес” и о нем мы писали здесь. Но как живет малый бизнес вдали от столицы РФ?

Сегодня о несправедливости ветеринарии нам рассказала Наталья Колещатова, индивидуальный предприниматель и по совместительству фермер КФХ (крестьянское фермерское хозяйство), а также вет. врач которая занимается производством исключительно натуральных продуктов в г. Пыть-Ях, Ханты-Мансийский округ.

Свою работу Наталья любит и выполняет согласно всем установленным законам, но… относить свою продукцию на лаб.исследования в 2-х комнатную квартиру, где по словам предпринимателя “антисанитарные условия и где идет прием животных как больных так и здоровых” — Наталья не готова!

С какими еще трудностями приходится сталкиваться фермерам с появлением ГИС “Меркурий” и почему фермеры стали закрывать свои производства? Мы публикуем наше интервью без цензуры.

-Наталья, здравствуйте. Расскажите как проходит у Вас работа с появлением ГИС “Меркурий”.

-Ника, здравствуйте. В нашем городе Пыть-Ях существует КФХ (крестьянское фермерское хозяйство). Оно основано с 2007 года. Содержание животных, разведение и производство продукции: мясо, молоко, яйцо. Основная проблема возникла в том, что когда ввели “Меркурий” наши ветеринары были практически не готовы к этой программе, то есть они не могли работать. Пока наши вет.врачи все изучали у нас практически не велась работа по ГИС “Меркурий”. Мы самостоятельно с разработчиками “Меркурия” ознакомились со всей инструкцией, как надо работать. Но изначально встал вопрос в том, что ветеринарная служба требует от КФХ, чтобы на каждый произведенный литр молока мы должны проводить анализ — ветеринарно-санитарную экспертизу. Дело в том, что мы ежемесячно делаем проверку на мастит коров, безусловно все наши животные проходят вакцинацию и полностью обследованы.Также сдаем литр молока на расширенный анализ, который подтверждает, что наш продукт экологически чистый. Справка о безопасности сырого молока вбивается в “Меркурий” вместе с планом надоя на месяц. Но есть такая проблема мы не торгуем сырым молоком, мы торгуем пастеризованным молоком, то есть этом молоко мы получаем от коров — мы его охлаждаем, потом доводим его до 70 градусов температурного режима, стерилизуется и охлаждается и разливается в заводскую тару: 1 и 1,5 л. бутылки. Так вот суть проблемы в том, что от нас требует местная вет. служба, чтобы мы отвозили все молоко в лабораторию, каждый день, каждый удой, а потом только стерилизовали.

И тут возникает ряд проблем:

  • молочная продукция — это скоропорт, и если коровы подоились в 9 утра, то вет. лаборатория работает с 10, а может и вообще никого не быть, уловить их практически невозможно. Лаборатории как таковой в нашем городе нет. Два года назад их здание снесли на центральном рынке, и в результате вет. лаборатория находится в 2-х комнатной квартире. В эту же квартиру приносят больных кошек, собак — кастрировать, лечить и туда же мы несем свое молоко! Я боюсь туда носить свое молоко и мясо, понимаете?!

Во-первых, это антисанитарно всё, во-вторых, другого помещения они так и не открыли, в-третьих, в связи с нашими трениями — они нам стали делать следующие условия, мол, лаборатория работает до 14 часов, а после 14 часов они принимают здесь же больных животных кошек и собак. Согласитесь, что это неправильно.

  • К тому же не может фермер работать до 14 часов. Корова начинает доится примерно в 6 часов заканчивает в 20 часов. И вечернее молоко вообще получается никуда не подходит, согласно установленным временным рамкам вет. лаборатории.

Зачем придумано ВСЭ (ветеринарно-санитарная экспертиза) каждой партии? эВСД мы выводим, а ВСЭ — это экспертиза на которой настаивают проводить ежедневно, причем делать каждую партию и утренний и вечерний удой. Так теперь получается мы должны на все это во-первых, тратить деньги (каждые лаб.исследования платные), во-вторых, затратно ездить и еще по сути получается “мартышкин труд”. Потому что беру я литр сырого молока, привезла я им на обследование, забрали они мое молоко на утилизацию, заплатила я им в пределах 500 рублей (у меня коза и корова) и поехала домой. Но ведь окончательный продукт, который мы продаем является стерилизованным, расфасованным и упакованным, а не тот, что я им должна привозить. Вот и получается, что все эти обследования нужны для галочки, мол экспертиза проведена.

В “Меркурии” я выписываю эВСД на пастеризованное молоко, анализ они мне не делают потому что пастеризованное молоко не подлежит вет.сан.экспертизе. И у меня в эВСД выписывается “пастеризованное молоко исследования не проводились”. Но в нашем городе администрация которая наделена полномочиями субсидирования сельхозпроизводителей они отказывают мне на протяжении 9 месяцев в субсидировании молока. Отказывают в полном объеме всего молока, хотя я сдаю им все документы, которые положено предоставить согласно 420 постановления нашего Ханты-Мансийского округа.

Вот такая проблема у нас появилась в связи с “Меркурием”. Раньше когда у нас не было подключения к этой системе проблемы такой не было. Мы раз в месяц проходили ВСЭ прикладывали декларацию и сдавали отчетность, то есть одну накладную объединенную  либо несколько накладных, если в разные точки реализации и на основании этого мы получали субсидию в % соотношении от произведенной продукции.

А по яйцу вообще смешно. В нашем городе по “Меркурию” яйцо на сальмонеллу не проверяют. Проверка есть раз в месяц и только в другом городе. В результате я еду за 300 км, везу 40 перепелиных и 10 куриных на анализ проверки сальмонеллы. Оплачиваю 890 рублей, а сам результат приходит уже в наш город Пыть-Ях, где мне говорят в уже местной вет. службе, что должна им приносить 10 яиц от партии. А партия каждый день. Вот и посчитайте сколько мне надо отнести продукции для лаб.исследований с учетом того, что в субсидировании отказывают.

Но интересная получается ситуация. Вет. лаборатория предоставляет справку в муниципальное образование о том сколько раз я приносила продукцию на пробы, и вот только на эти пробы мне пишут субсидии. Чтобы Вы понимали весь абсурд ситуации приведу недавний пример. Я делаю забой туши свиньи, общий вес 90 кг. С забоя берется 200 грамм мяса для анализа. Эти пломбированные пробы в лаборатории обследовали и знаете какой результат? Нам ставят в реализацию вес 200 гр., то есть ту пробу весом 200 грамм, которую мы привезли. Они нам так и проставили “в реализацию 200 грамм”.

У меня шок, на что мне ответили мол мы тушу не видели. Но туша находится у меня, продукт задекларирован, я за него несу полную ответственность, если я даже привезу всю тушу 90 кг на порог этой 2-х комнатной квартиры, то пока я привезу, пока увезу в спец.машине продукт испортится, не говоря уже о тех условиях куда они требуют, чтобы я привезла. И вот такие местные диктаторы закона о ветеринарии вставляют нам палки в колеса. При этом с “Меркурием” работать можно, но просто ветеринария выставляет требования, которые губительны для нашего КФХ.

Только я одного понять не могу, в каком это законодательстве прописано, что ветеринария несет ответственность за продукцию, которую обследует? Я приношу добровольно на обследование, я плачу деньги по 20-30 тыс. рублей. Это что же получается, если я 20 свиней забила, то одну свинью я им должна подарить за анализы? Такого же не должно быть.

Если бы я покупала у населения продукт неизвестного происхождения, тогда конечно чтобы его реализовать и то на рынке, что прописано во всех регламентах (мясных, молочных) — если реализация на рынке, то на рынке должна быть лаборатория, которая должна обследовать для реализации сырья.

Но мы то не на рынке торгуем. Мы реализовываем в торговой сети согласно 646 Приказа “продукт подконтрольный должен быть упакован, чтобы не было соприкосновения с внешней средой”. Наш товар упакован и находится в торговых точках в холодильниках. Так почему мы должны им привозить, опять распаковывать для их исследований?! А ездить с тушами просто нереально.

Поэтому очень много фермеров закрываются. Северные районы без государственной поддержки чувствуют себя крайне тяжело, особенно в зимнее время. У нас 9 месяцев зима, а 3 месяца лета. У нас с 1 сентября скот уже не пасется, понимаете? И выходят на пастбища только в конце июня. У нас очень короткое пастбище. А все остальное время у нас привозные корма. Своей кормовой базы в районах северных нет. Это все привозят с юга Тюмени, либо Курган, Челябинск. У нас вообще нет культурных полей — все привозное. Соответственно затраты у нас колоссальные. А то, что мы производим натуральный продукт -это же похвально.

Если раньше все северяне ели порошковую продукцию и замороженную, то сейчас фермерские хозяйства занимаются аграриями, выращивают в невыносимо тяжелых климатических условиях и в результате вот такие палки в колеса.

-Наталья, какое у вас пожелание Николаю Власову?

-Помочь по молоку. Если в фермерских хозяйствах, где обследованы животные и благополучное хозяйство, то раз в месяц согласно молочного регламента делать справку о безопасности молока расширенную и в течение месяца пользоваться этой справкой. Чтобы не было каждодневного анализа.

Более того я уже приобрела в Санкт-Петербурге оборудование для анализа ежедневного молока и мяса, заплатила почти 200 тысяч рублей, прошла вет.аттестацию. Но легче работать не стало!

-Наталья, благодарю вас во-первых, за вашу силу, волю и терпение. За то что несмотря на все тяжести производите натуральные продукты и помогаете людям сохранить здоровье. Во-вторых, очень надеюсь, что после сегодняшней беседы у Вас поменяется ситуация и Вы сможете спокойно работать. В-третьих, как Вы сами сказали, что без гос.поддержки действительно тяжело, а Ваша вера в наше государство надеюсь будет вознаграждена.

Ника Виноградова

 

Подробнее об автоматизации