В Госдуме обсудили хаос в ветеринарии — Меркурий Россельхознадзор

В Госдуме обсудили хаос в ветеринарии

 Обсудить

О хаосе в ветеринарии говорили на выступлениях парламентских слушаний в Госдуме «Совершенствование правового регулирования в целях обеспечения ветеринарной безопасности в Российской Федерации». Среди спикеров были Николай Власов, Владимир Жириновский.

Среди выступающих также были председатель аграрного комитета ГД В. Кашин, замминистра с/х РФ М. Увайдов.

В целом их позиция такова: необходимо императивно создать уровень защиты, одинаково эффективный на всей территории страны. Нужно законодательно закрепить механизмы взаимодействия между всеми звеньями ветеринарной службы как элементами единой национальной системы. Увайдов заявил: «Государственная ветеринарная служба перестала быть государственной, потому что во многих субъектах финансирование службы было в пропорции 80 — внебюджетные, 20 – бюджетные. Надзорные функции должны быть, на наш взгляд, в одних руках – в федеральном центре. Все остальные полномочия должны оставаться в регионах».

Владимир Вольфович Жириновский начал издалека:

— Я сейчас читаю материалы правотроцкистского блока, который был почти весь расстрелян в 1937 году, там такие же были обвинения, что вы отравленное молоко поставляете, что с зерном эти все недостатки, одним дают больше, другим – меньше, то есть всё, что сейчас было сказано, было предъявлено Генеральным прокурором Вышинским к представителям правотроцкистского блока.

Что изменилось за 80 лет? Вот это вот проблема. В детстве я ходил в столовую в зооветеринарный институт. Ну, я подросток был, какие-то зоотехники, ветеринары, даже какое-то отношение немножко брезгливое. Занимаются кошками, бешеными собаками. Прошло 50-60 лет, и мы только сейчас подходим к тому, что это наиважнейшее направление. Потому что большинство болезней переходит к человеку от животных, а пища, которая получается из переработки больных животных, это путь к заболеваниям. Здесь неизвестно, кто должен заниматься ветеринарной безопасностью. Даже если будут приняты законы, а кто будет контролировать исполнение?

Я посмотрел нашу аналитику, я, оказывается, уже пять раз поднимал этот вопрос. Ну, вот 1996-й год, я говорю: нужно стараться, чтобы рынок не превратился в потребление отходов чужого сельского хозяйства. Нам завозили ножки Буша. Все радовались. Дешевые, хорошо жарятся. А теперь у нас вспышка онкологии детской, вот последствия. Или половая импотенция. Вот два дефекта дают ножки Буша.

Февраль 2001 года, мы вносим проект постановления о запрете ввоза из Европы отравленного мяса коров, тогда было знаменитое бешенство коровье. Значит, там браковали, в Британии, а в Россию давай, как на помойку. И Госдума не принимает постановление. Мы, ЛДПР, были авторами. Видите, мафия, как действует, даже парламент не может принять постановление. Специально расстроили вертикаль ветеринарного надзора, чтобы не было с кого спросить, и поэтому, естественно, где-то вообще этих служб нет, где-то они в зачаточном состоянии.

Птичий грипп. Это тоже связано с ветеринарной защитой, безопасностью. Мы уничтожаем домашнюю птицу, а диких птиц, которые являются разносчиками, но сами не болеют, мы запускаем в наше воздушное пространство. Я просил — бесполезно. Можно же отстрелять (как в Китае воробьев? – Авт.). Нет, зачем стрелять, пусть летят, пусть заражают, а мы домашнюю птицу быстро порубим.

Форма у ветнадзора красивая, по-моему, малиновая…Нет, серенькая. Наверное, когда в масштабах субъекта Федерации, это уже генерал от ветеринарии в сером костюме со звездами. Но нам нужна с вами безопасность. Поэтому какое-то взаимодействие должно быть. И ветнадзор и Россельхознадзор, как они корреспондируют? Ветеринарный надзор должен быть полностью независимый.

Нитраты. Все время везут в Москву арбузы, ну, любая продукция с юга с нитратами. Боремся 20 лет, не помогает. На что идут представители власти? В 60 раз повысили нормы. И теперь проверяйте. Все соответствует, вот у нас документы, вот новые инструкции. Количество нитратов уже не вредно… Вот сейчас в этом году взяли и повысили все нормы, зараженный воздух. Вот формальдегид. Я проверял у себя в кабинете, в 12 раз превышение.

В рекламе показывают всё время, как актёры целуются с собачкой, с кошечкой. Ребёнок же не понимает, что это рекламный ролик. И к чему мы придём? К инфицированию. С детства дети будут заражены всем этим.

Мы приняли закон о содержании животных, там нет ничего о защите человека. Постоянно кусают одичавшие собаки людей, и несколько сот человек погибают, то есть, есть проблемы, над чем работать, я рад, что проблема ветеринарной безопасности стала предметом парламентских слушаний, но копать нужно глубже. Какие-то силы тормозят принятие нужных законов, противятся созданию вертикали. И заражённая продукция лежит в наших магазинах, мы её потребляем.

Н. Великдань: Ставрополье против передачи полномочий ветнадзора центру

По делу выступил Николай Великдань, первый заместитель председателя правительства Ставропольского края. Он поделился опытом:

— На Ставрополье более 580 предприятий, которые занимаются содержанием и разведением животных, 600 – занимаются убоем и 1200 предприятий, которые занимаются переработкой и хранением этой животноводческой продукции. В регионе зарегистрировано более 500 тысяч ЛПХ. Хозяйство очень большое, и сегодня ветеринарное управление края – это самостоятельное структурное подразделение правительства Ставрополья (непосредственно подчиняется губернатору).

Бюджет края на содержание ветеринарного управления выделяет 520 миллионов рублей, и практически такую же сумму управление ветеринарии зарабатывает на платных условиях. Более 40 станций районных, городских, по борьбе с болезнями животных имеют свои здания, сооружения, инфраструктуру, есть лаборатории, которые прошли сертификацию и аккредитацию, ну и конечно же, обеспеченность автомобильным транспортом 90 процентов. За последние три года на Ставрополье приобретено 200 автомобилей. Только легковых 120, остальные — это ДУКи. В декабре прошлого года мы пригнали мобильные передвижные станции по утилизации биологических отходов. Это самостоятельная служба. Работают в этой службе 2300 человек.

Ежегодно ветеринарные инспекторы (их 38) проводят более тысячи проверок. Особое внимание уделяется пресечению фактов незаконной перевозки животноводческой продукции. Также инспектора управления совместно с сотрудниками полиции пресекают более тысячи фактов перевозки грузов неизвестного происхождения, которые представляют угрозу эпизоотическому и ветеринарно-санитарному благополучию не только Ставропольского края, но и Российской Федерации. Вся эта работа, а также пресечение нарушений при содержании животных и птиц в ЛПХ граждан осуществляется исключительно только в рамках регионального ветеринарного надзора.

Особый контроль осуществляется за выпуском в обращение безопасных продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных. Более трети всех контрольных мероприятий проводится в отношении продукции, которая перерабатывается на мясоперерабатывающих предприятиях.

Комплексный подход позволяет обеспечить эпизоотическое благополучие на территории края по особо опасным заболеваниям, таким как африканская чума, ящур, сибирская язва, грипп птиц и другим, что играет немаловажную роль, поскольку Ставрополье является буферной зоной для защиты территории РФ, в том числе и транзитной территории при перевозке животных с республик Северного Кавказа.

Ставропольский край в лице губернатора Ставропольского края Владимирова неоднократно высказывал свою позицию о нецелесообразности передачи полномочий по осуществлению регионального государственного ветеринарного надзора на федеральный уровень, и направлял, конечно, соответствующие документы как в Правительство РФ, так и в Министерство сельского хозяйства.

Уверен, что изъятие надзорных полномочий на региональном уровне приведет к снижению эффективности работы ветеринарных служб РФ в целом, и как следствие, конечно, будет негативная эпизоотическая обстановка. Надзорные функции должны быть, на наш взгляд, в одних руках – в федеральном центре. Все остальные полномочия должны оставаться в регионах.

Вольфович «полез в бутылку»

После выступления представителя Ставрополья В. Жириновский воскликнул: я не понял, вы за передачу полномочий в федеральный центр, или наоборот, вы сопротивляетесь?

Великдань ответил: мы высказали позицию Ставропольского края, мы сопротивляемся.

Жириновский: ну вот это плохо. Значит, никакого толку не будет, если вы оставляете всё… подчиняетесь губернатору.

Великдань: ну не только губернатору, Министерству сельского хозяйства.

Председательствующий не выдержал: Владимир Вольфович, я прошу…

Жириновский: мы боремся здесь за ветеринарную безопасность, а они всё губернатору в подчинение…

Председательствующий: он высказал мнение.

Жириновский: так нельзя.

За этим спором следил весь зал, раздались голоса с мест, а моя соседка справа уже набрасывала на коленях текст выступления. Задело.

Д. Бутусов: ветслужба финансируется по остаточному принципу

Зампредседателя правительства Орловской области Дмитрий Бутусов отметил:

— Это действительно важнейшая тема для нашего региона. У нас в ближайшие 2-3 года поголовье только свиней вырастет на 2 миллиона, и сегодня от того, как будет обеспечена безопасность ветеринарная, зависит, собственно, вся агроэкономика региона и, в том числе, экспортный потенциал. Японцы к нам приезжают, и мы этим очень озабочены.

Мы в первом квартале 80 БЖ новых создаем, восстанавливаем два эпизоотических отряда, также целый ряд организационных вопросов решаем, хотя у нас крайне ограничен ресурс. Вот сегодня много говорили о стратегии. Я бы хотел сказать буквально несколько слов о тактике. Это, наверное, основная проблема, которая беспокоит регионы и почему сегодня у нас где-то появляются вот эти самые противоречия.

Камнем преткновения, я соглашусь с коллегами, является вопрос по полномочиям. В кулуарах наши ветеринарные службы обеспокоены. Вопрос не в том, где будут эти надзорные полномочия, вопрос в том, а что изменится от того в ветеринарных службах, что эти полномочия уйдут на федеральный уровень?

У нас хватает кнутов

И когда сегодня руководители ветеринарной службы приходят ко мне и говорят: Дмитрий Владимирович, ну что изменится-то, что у нас от этого станет материальная база сильнее, что нам кто-то что-то добавит на эти цели денег? С точки зрения кнута, ну, наверное, это правильная постановка. Но у нас сегодня хватает кнутов. Мы иногда с прокуратурой с исполнительным листом идем к финансистам и просим денег. И после этого получаем, например, на оформление скотомогильников, у нас сегодня безнадзорные животные, которых мы теперь должны размещать в приютах.

Поэтому, нужно сегодня посмотреть реально на материально-техническую базу ветеринарных служб. И, может быть, поговорить в рамках госпрограммы, в рамках нацпроекта «Экспорт» подумать о том, как помочь регионам подтянуть свою лабораторную базу и свою материально-техническую базу до определенного уровня. Я думаю, это было бы корректно. Потому что сегодня действительно кто в лес, кто по дрова. У кого-то есть аккредитованные лаборатории, у кого-то их еще нет.

К сожалению, ветеринарная служба сегодня финансируется по остаточному принципу. Она не попадает ни в одну строчку, вот ту самую защищенную. И, может быть, надо поднять этот статус, может быть, нам действительно надо эту строчку каким-то образом защитить, чтобы надзорные функции должны быть, на наш взгляд, в одних руках – в федеральном центре. Все остальные полномочия должны оставаться в регионах. Определенный лимит финансирования, закладываемый в бюджет. Иначе мы так и будем ходить и, грубо говоря, доказывать, что мы тоже должны быть в приоритете.

В 2016 году было принято 310-е постановление, в части компенсации затрат, понесенных инвестором или собственником предприятия из бюджета, в случае если там эпизоотический очаг возникает. Есть сегодня такая строчка?

Мы сейчас столкнулись с ситуацией, случается очаг на предприятии, предприятие до этого Россельхознадзором было остановлено на три месяца из-за нарушений всевозможных. Сегодня оно банкрот, и сегодня предприятие приходит и взыскивает деньги с регионального бюджета.  Первый иск от крупного холдинга на 324 миллиона мы отстояли, потому что там была инструкция 1980 года, сейчас мы находимся в арбитражном суде, и мне говорят о том, что именно регион в рамках полномочий что-то там не доработал, не сделал, хотя речь идёт о частном капитале, и собственно история там о взаимоотношении инвестора с инвестором длилась годами. Вот это результат, который… А изначально была задача простимулировать регион к тому, чтобы он активнее занимался противоэпизоотическими мероприятиями.

Поэтому нужно комплексно посмотреть на то правовое поле, которое должно стимулировать наши хозяйствующие субъекты к повышению статуса ветеринарной безопасности. Сегодня этот бизнесмен вместо того, чтобы пойти застраховать и принять комплекс мер, вложить деньги туда, он идёт в бюджет и взыскивает с нас. При этом у него нет компартмента, у него второй, даже не второй, никакой компартмент, и он приходит и взыскивает сегодня в арбитражном суде с нас. И нормативная база это позволяет сделать, из бюджета. А мы эти деньги вместо того, чтобы дать ветеринарной службе, должны пополнить его убытки. Поэтому на эти моменты хотелось бы обратить внимание.

Что касается кадров, в нашем регионе ситуация более благополучная с точки зрения подготовки – целых два факультета ветеринарных у нас на небольшой город в 320 тысяч человек, ну и регион менее миллиона. Считаю, исчерпывающая база для подготовки. Вопрос лишь в том, что на те зарплаты, которые сегодня в ветеринарной службе есть, эти молодые специалисты идут неохотно. Поэтому мы должны думать всё-таки о материальном обеспечении ветеринарной службы в целом.

Ф. Василевич: в глазах рябит от качества подготовки

Ректор Московской ветеринарной академии Фёдор Василевич посетовал:

— Ветеринарных врачей в России готовят 44 вуза Минсельхоза и 13 вузов и филиалов Миннауки и образования. Но здесь проблема в том, что качество профессиональной подготовки настолько пёстрое, что в глазах рябит. Мы иногда можем встретить в Интернете объявления: требуются ветеринарные врачи, просьба с дипломом такого-то вуза не обращаться. Это очень серьёзная проблема. Ни в одном практически вузе материально-техническая база не соответствует требованиям государственного образовательного стандарта. А с 1 сентября 2019 года вступает в действие новый образовательный государственный стандарт, где мы обязаны соблюдать компетенции, предложенные МЭБом, или Всемирной организацией здоровья животных. И вот в данном случае вузы находятся в очень тяжелом положении.

Мы очень много сделали вузов, но посмотрите, в 17 вузах одна кафедра ветеринарии, в 14 вузах две кафедры – кафедра заразных и незаразных болезней, в остальных вузах – четыре–пять, и только в 3 профильных вузах (это Московский ветеринарный, Казанский и в Санкт-Петербурге) 18–20 кафедр. Вот они-то и обеспечивают подготовку.

Здесь вопрос стоит в другом, в финансировании. До 2017 года, несмотря на то, что ветеринарная подготовка самая затратная из всех специальностей и направлений, мы финансировались так же, как юристы, экономисты, филологи – 150. Причем вузы системы Минобразования, несмотря на то, что одна и та же программа, один и тот же план, получали больше субсидий, чем вузы Минсельхоза, и только вот в 2018 году немножко увеличили, и вот на 2019 год планируется 281 тысяча на подготовку ветеринарного врача, а, чтобы нам качественно готовить врачей, нужно не меньше 800.

И вот посмотрите, вопросы государственного ветеринарного надзора мы предлагали, когда готовили стандарт. Нам Министерство образования вернуло, пока не вышло, как они рекомендуют, 72 часа не в основной, а в вариативной части, а вопросы национального и международного ветеринарного законодательства – вообще курс по выбору, то есть хочу – изучаю, хочу – не изучаю. Это очень серьезная проблема.

Здесь мое предложение – провести ревизию ветеринарных вузов, ветеринарного образования и, конечно, нужно организовывать учебно-научно-производственные центры, то есть на базе вузов создавать научные и производственные центры, тогда качество профессиональной подготовки специалистов будет соответствовать нынешнему времени.

Ника Виноградова

Источник: Meatinfo.ru

WordPress Appliance - Powered by TurnKey Linux