День сурка по-русски — Сказка или быль — Меркурий Россельхознадзор

День сурка по-русски — Сказка или быль

 Обсудить

Пришло время, когда добрался карантин и до матушки-России. Теплым и ясным мартовским днем правительство объявило строгий режим самоизоляции для всех граждан страны, и тогда случился он… День сурка по-русски.

Петр Суркович проснулся в тот день от звука играющего телевизора. Вместо привычной программы «Доброе утро» вещали срочные новости: с сегодняшнего дня президент отдал указ вынужденного карантина из-за новой коронавирусной заразы. Это буквально означает, что теперь твой дом — твоя крепость. А еще работа, тусовки, спортзал и все, чем человек прежде занимался на воле. Делать нечего — надо приспосабливаться. 

Первым делом Суркович отправился в магазин, иначе голодный желудок отправил бы его в нокаут раньше, чем чертов вирус. Ничего особенного, кроме как большого ажиотажа среди покупателей он не заметил, оно и понятно — напугали народ так, будто началась война и продуктами нужно затариться на месяц вперед. Затем по расписанию у Петра началась удаленная работа, а по скольку он занимал руководящую должность на производстве — организация работы сотрудников всех отделов онлайн являлось непростой задачей. Ближе к вечеру Суркович позвонил бывшей жене, поговорил с детьми по скайпу, наконец приступил к откладываемой прежде сессии тренировок и отошел ко сну. 

Вот так и тянулась карантинная неделя Сурковича день ото дня: покупки — удаленная работа — скайп с детьми — тренировки, и все бы ничего, если бы не утомление и нехватка живого общения, да только Петр вдруг начал подмечать некие изменения в каждом новом дне — странности, если хотите…

Вот 2 апреля ввели какие-то красные линии в магазине продуктов  — всех просят держаться на расстоянии. Пока СМИ продолжают крутить ежедневно одну и ту же пластинку про увеличение числа зараженных, обязательном сидении дома, опасности нового вируса и возможных дальнейших сценариях, под шумок Суркович как-то обратил внимание, что его любимый кофе-то уже не по двести пятьдесят рублей… а по четыреста! Да и все остальное: фрукты, овощи, крупы… цена как будто смеялась и плевалась ему в лицо, в то время как официальные новости заявляли о «стабильной обстановке на продовольственном рынке» и «подконтрольном режиме». 

10 апреля Петр Суркович не забудет никогда: продажи на производстве сократились вдвое. Зарплату сотрудникам выплачивать стало не из чего, аренду тоже, а про налоги вообще и думать страшно стало… Хотя вся рутина по-прежнему шла своим ходом: покупки — удаленная работа — скайп с детьми — домашние тренировки… Поняв, что явно тут что-то не так, открыл Суркович Великий Интернет — обитель зла и единомышленников, и наткнулся на еще один «подшумок», а точнее на целый список: «Правительство не будет вводить режим ЧС…», «Голосование по закону о поправках к Конституции переносится….», «Правительство вводит мораторий на уплату налогов и арендных платежей, но не освобождает бизнес от налогов…», «Предприниматели должны отправить сотрудников на нерабочую неделю с сохранением заработных плат…», «Денег нет — но вы держитесь…», «Победили половцев, победили печенегов, а коронавирус — и подавно победим…».

«Мда… Вот это нам всем знатного сурка подложили, конечно…» — в сердцах подумал Петр, и шумно закрыл ноутбук, отбросив его в дальний угол.

И понял, что День сурка в России не то, что не начинался, но никогда и не заканчивался, и не собирается кончаться.

Елизавета Ушань