Куда уходит ювелирный рынок: назад в 90-ые? Интервью с «Asher Ney Jewelry» о маркировке и бизнесе — Меркурий Россельхознадзор

Куда уходит ювелирный рынок: назад в 90-ые? Интервью с «Asher Ney Jewelry» о маркировке и бизнесе

 Обсудить

Журналист ASP News взяла интервью у Марка — представителя ювелирного магазина «Asher Ney Jewelry». Что думает малый бизнес о маркировке ювелирных товаров, какие последние тенденции современного рынка ювелирной продукции, почему государство душит законами малых игроков — читайте в статье.

Здравствуйте, Марк. Давайте познакомимся: какую компанию вы представляете и какую продукцию производите?

Марк: Здравствуйте, Елизавета. Ювелирный магазин «Asher Ney Jewelry», г. Москва, занимаемся производством украшений уличного стиля и другими видами услуг в ювелирном сегменте. 

Недавно министр финансов РФ Алексей Моисеев объявил, что с 2021 может заработать система маркировки металлов и изделий из них, проект уже внесен на рассмотрение в первое чтение. Как Вы считаете, будет ли система эффективно работать и готовы ли Вы к ее внедрению?

Марк: Пока непонятно, как это делать в деталях, поэтому все игроки рынка просто ждут. Мы как маленькие игроки на рынке считаем, что это хорошая инициатива — она отражает более цивилизованный подход ко всей структуре производства и потребления на ювелирном рынке. Однако на рынке ходят слухи, что за маркировкой ювелирных изделий скрыты неочевидные мотивы, в частности: наполнить те окологосударственные предприятия, которые связаны с производствам этих пиар кодов, чипов и бирок, дополнительными заказами, и тогда они будут эффективными — это один из моментов. 

Получается, что наносить код надо на, как Вы сказали, «окологосударственных» предприятиях, и решение должны искать не сами производители? 

Марк: Я ходил на лекции, посвященные этой теме, в последний раз был чуть больше года назад. На тот момент по-прежнему не было понимания. Если скажут, то мы будем делать, конечно…сегодня маркировка существует в виде пробирования изделий, то есть ювелир наносит слоями ник и дополнительно ставит клеймо в Министерстве финансов и в Пробирной палате. Как это будет конкретно с маркировкой — пока нет точного понимания, возможно примерно так же.

Меня лично больше беспокоит непонимание со стороны государства и структур, которые выступают инициативами по законам, куда движется рынок и как он работает. Все направлено скорее на развитие больших игроков, заводов, которые являются и производителями, и у которых ритейл-сетки по сотни тысяч магазинов по стране, хотя мы работаем с молодыми покупателями и можем сделать вывод, что продукция этих заводов уже никому не нужна, сейчас другие тенденции: повышается объем индивидуальных заказов (к примеру 10 000 штук одной модели). Человек готов заплатить подороже, но чтобы у только у него было такое украшение, если это неживой бренд. Сегодня меняется структура рынка от производителя до конечного покупателя. Здесь набирают вес маленькие игроки, и когда поставлено производство на потоках, то, конечно, решить вопрос с маркировкой гораздо проще, но для маленьких игроков это предполагает трату времени. 

Например, мы сейчас разрабатываем такой новый формат украшений как гриллзы — это золотые насадки на зубы. Куда крепить бирку, если ее просто не за что там зацепить?

Понятно, что помимо бирки и пробы, нужно будет теперь наносить еще и код Data Matrix. Причем так, чтобы не испортить хрупкий металл и сохранить товарный вид. Это возможно чисто с технической точки зрения?

Марк: Я думаю да, возможно, это клеймо может быть очень-очень маленьким, и уже существуют такие технологии, позволяющие их нанесение. 

А установить такое оборудование и технологии малый бизнес может себе позволить?

Марк: Ну, я не знаю еще, сколько это будет стоить, но в целом да. Однако сейчас идет тенденция к тому, что на фоне падающих доходов малого бизнеса и как результат — падающих доходов у населения, снижается покупательная способность у людей, в целом снижение интереса у потребителей поколения миллениум. Та же скидка в 70% у крупных сетей — скидка не может быть 70%, и покупатели понимают, что их где-то обманывают, поэтому нет доверия к рынку.

Так что возможно это предполагает и увеличение стоимости продукции, конечно эти траты для бизнеса мы оцениваем негативно.

Есть хотя бы примерное представление, в какую сумму это может обойтись?

Марк: Да, я разговаривал с производителями, которые на тестовом этапе вводили эти вещи, вопрос, по-моему, был оценен примерно в 100 000 рублей. 

Больше беспокоит то, что у нас законодательная база, сформированная еще в 90-ые годы, определяет работу на ювелирном рынке, и не отражает реальности 2020 года: например, отмывание доходов еще в период чеченской войны и террористических организаций, когда отмывались деньги через ломбарды и ювелирные магазины. У нас очень строгое законодательство по сравнению с Европой и США, и мы находимся в таких вот тисках со стороны государства, очень регламентирована наша деятельность. 

Сейчас сложилось мнение, что на ювелирном рынке большое количество фальсификата. Вы считаете, маркировка поможет решить эту проблему?

Марк: Думаю, частично да, хотя по моему субъективному мнению у нас его нет в виде импорта и каких-то подделок. Впрочем, на лакшери-сегменте (Cartier, Tiffany) подделки на самом деле существуют. Так что возможно частично решит, но маленьким игрокам сложно работать на ювелирном рынке по этим законам, так что в так называемый «фальсификат» входит и продукция каких-то маленьких ювелиров, которые просто не могут сделать все по правилам, потому что у них не хватает элементарно не хватает времени приспособиться к новым законам, возможности и ресурсов, а не потому, что они хотят кого-то обмануть.

Получается, что малые игроки просто уйдут с рынка, потому что у них не будет финансовой возможности поддержать эту идею, и в принципе это даже увеличит, возможно, вероятность того, что появятся игроки в тени?

Марк: Скорее всего да, какие-то игроки вообще уйдут с рынка, а какие-то в тень, но нет «злых игроков», которые не хотят платить налоги и играть по правилам, просто эти правила часто невыполнимы и не отражают реальность. Как я говорил, рынок движется в направлении создания наибольшей ценности для конечного покупателя. Завод, как производитель и продавец может только одну ценность дать — наличие драгоценного металла в этом изделии. Но по дизайну он уже уступает неживым маленьким проектам, которые работают в своей эстетической нише. 

Идея маркировки может привести к монополизации рынка?

Марк: Она отражает монополистический взгляд на рынок, я согласен. 

Была информация, что пилотный проект был успешным, а Вы знаете кого-то лично или слышали о конкретных компаниях, которые принимали в нем участие?

Марк: Мы постоянно слышим об этом, и часто смеемся над цифрами, которые даются на официальном уровне, потому что неизвестно, каким образом они к ним пришли…Даже если Вы посмотрите на протоколы обсуждения этих проектов, то со стороны бизнеса там очень мало представителей — практически никого нет. Со стороны государства там целая делегация: Министерство финансов, и Пробирная палата, зато со стороны бизнеса там в основном пиар-менеджеры крупных заводов, но даже там никто не понимает что происходит и как нужно делать работу, а про маленький бизнес я вообще не говорю. На этот уровень их не допускают. С этой точки зрения рынок монополизирован и видят в основном больших игроков. Если российский покупатель хочет заказать товар через интернет из США и западных стран, то он может просто оплатить его и ждать посылки, а для предпринимателя большой налог на экспорт ювелирной продукции, несравнимый с другими странами. Мы неконкурентоспособные в этом смысле на фоне мирового рынка. 

Недавно мы брали интервью у директора СОЮЗМОЛОКО — Людмилы Маницкой, в котором она высказалась, что пилотные проекты по маркировке молока не проводились вообще и нас обманывают. Вы думаете, с маркировкой ювелирных изделий такое тоже возможно?

Марк: Не в моем стиле так радикально говорить, но вполне возможно. Почему не допускают к элементарным обсуждениям представителей бизнеса — непонятно. По факту этих сообществ, где бы обсуждали открыто законотворческие инициативы государство и представители малого и среднего бизнеса именно ювелирной сферы, просто нет  — это скорее муляжи. 

Вам известны какие-то решения для внедрения маркировки: куда обращаться, какое оборудование закупать и как наносить?

Марк: Был тренинг, организованный одним из журналов, по-моему, «Ювелирный навигатор торговли» он назывался, и проходил в дипломатической академии позапрошлым летом. Тогда предполагалось, что с 2019 года уже будет маркировка введена. Если Вы проследите, то увидите, что каждые полгода внедрение маркировки откладывалось. Так вот, я был на том тренинге, и когда выступал один из производителей, он рассказал, что они закупили это оборудование и там показывался QR-код на бирках, но тогда еще не было клейма. Сейчас оно есть, и при этом еще есть код на бирках. И маркировка скорее всего будет делаться совместно с производителями и ювелирами. Тогда речь шла не о типографиях, а о предприятиях, которые предоставляют оборудование и все решения. 

Если все-таки введут, то будем разбираться и делать, а пока нет смысла, потому что сроки постоянно меняются. С ювелиркой ситуация сложней, в сравнении с текстильной и легкой промышленностью, поэтому я думаю, что это еще не в последний раз отложили — возможно, до 2024 года дотянут. 

Надеюсь, Вы будете держать нас в курсе, мы также будем следить за последними новостями, спасибо за интервью и удачи в Вашем деле!

Марк: Конечно, посмотрим, как дальше будут развиваться события. 

Елизавета Ушань