Работа правительства получила низкую оценку — Меркурий Россельхознадзор

Работа правительства получила низкую оценку

 Обсудить

Что-то пошло не так. Счетная палата (СП) провела стратегический аудит работы правительства в 2017–2019 годах. Контрольный орган прямо признает: система стратегического планирования в РФ практически отсутствует, цели органов власти не увязываются между собой и с требованиями президента и правительства и не стыкуются с проектной деятельностью Белого дома, определяются формально, а их достижение не контролируется.

В описании СП организация работы исполнительной власти в последние годы ничем не напоминает вертикаль — скорее, добровольное сотрудничество ее носителей ради вольно толкуемой общей цели.

СП опубликовала сегодня анонсированные ее главой Алексеем Кудриным на коллегии контрольного органа (см. “Ъ” от 15 января) результаты стратегического аудита работы правительственных подразделений над нацпроектами (.pdf). Объемный документ, констатирующий рассогласованность ведомственных планов и положений, системы федеральных проектов и объединяющих их нацпроектов с национальными целями, подписан аудитором Татьяной Блиновой.

Ранее, напомним, СП констатировала наличие тех же проблем в работе отдельных министерств и ведомств по реализации отдельных нацпроектов (см. “Ъ” от 13 января), однако подход нового документа шире — он охватывает всю систему целеполагания Белого дома и подведомственных госорганов, признавая, что «система стратегического планирования деятельности… исполнительной власти в настоящее время разбалансирована и неэффективна, недостаточно нормативно урегулирована и методически обеспечена, с низким уровнем контроля и исполнительской дисциплины».

СП отмечает наличие проблем на всех уровнях системы: при анализе планов прямо подчиненных Белому дому 17 министерств, 4 федеральных служб и 3 агентств выяснилось, что из 525 показателей нацпроектов и федеральных проектов 45% (236 показателей) «не включены в планы федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ)». Однако с госпрограммами ситуация еще хуже — из 1263 показателей программ и подпрограмм в планах исполнительной власти не упоминается три четверти (74%, 935). «Выявлены проблемы нормативного регулирования, методического обеспечения, организации контроля, открытости и доступности информации. Анализ показал, что нормативно-правовые акты, регулирующие эту сферу, не формируют завершенную систему стратегического планирования. Они не согласованы между собой и не актуализированы в соответствии с документами, определяющими национальные цели и стратегические задачи социально-экономического развития страны. В результате ни один из утвержденных планов деятельности ФОИВ на 2019–2024 годы не соответствует установленным требованиям»,— констатирует в отчете госпожа Блинова.

Отметим, что, несмотря на общий пессимизм документа, стратегический аудит СП подтверждает: «проектная революция» в Белом доме, начатая в конце прошлого президентского срока Владимира Путина, дала заметные результаты — в цифрах планирование расширенного проектного офиса Белого дома вдвое эффективнее, чем старой госпрограммной «административной вертикали». Впрочем, это не устраняет системных проблем, констатируют в СП. «Система показателей, отражающих достижение целей устойчивого социально-экономического развития, включая национальные цели, и позволяющих оценить вклад ФОИВ в их достижение, не сформирована»,— говорится в отчете. Отдельно документ упоминает «рост показателей, отражающих промежуточные результаты деятельности ФОИВ, и сокращение показателей, отражающих достижение конечных результатов их деятельности».

Масштаб проблем достаточно иллюстрирует тот факт, что даже майский указ президента «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ до 2024 года», который сам по себе «может быть отнесен к документам стратегического планирования, разрабатываемым на федеральном уровне в рамках целеполагания», не включен в закон о стратегическом планировании (ФЗ-172), как и вся система нацпроектов, и «инициатива в части внесения соответствующих изменений в ФЗ-172 от правительства не поступала». В результате отчет СП фиксирует несовпадение горизонтов планирования министерств и их подведомственных госорганов, отсутствие «увязки между стратегическим и текущим планированием», крайне слабый контроль правительства за исполнением планов и «отсутствие обратной связи» в этой системе.

Напомним, нынешний глава СП Алексей Кудрин — один из идеологов системы национальных целей, в 2016–2017 годах принимавший активное участие в разработке стратегических планов развития РФ на президентский цикл 2018–2024 годов (см., например, “Ъ” от 2 декабря и 28 декабря 2016 года и 24 июля 2017 года) в период его работы в ЦСР, многие его идеи (рост социальных и образовательных расходов, опора на высокие технологии, повышение пенсионного возраста и т. п.) в том или ином виде были учтены при формировании национальных целей и проектов. Программный бюджет — также инициатива господина Кудрина, реализованная им во время его работы министром финансов. Стратегический аудит СП проводила по данным 2017–2018 годов и трех кварталов 2019 года, и его результаты относятся к прежней структуре и составу правительства Дмитрия Медведева, однако решать, являются ли выявленные проблемы помехой для работы, предстоит новому кабинету министров: отчет СП ляжет на стол Михаила Мишустина и будет направлен в Госдуму и Совет федерации.

Чем располагает исполнительная власть

СП приводит данные о бюджетных средствах, штатном и хозяйственном обеспечении, которыми распоряжаются 17 госорганов прямого подчинения правительству. Это 9,5 трлн руб. в год федеральных средств. Штатная численность 24 ФОИВ на 1 января 2019 года «составляла 368 173 единицы, количество занимаемой ими площади — 22 923,1 тыс. кв. м, количество обслуживающих автотранспортных средств — 21 396 единиц» — получается, что в среднем через одного федерального госслужащего проходит 25,8 млн руб. бюджетных средств в год, на него приходится 62,2 кв. м площади; и одно «обслуживающее автотранспортное средство» на 15 человек.

Штат подведомственных служб и агентств министерств — «второго этажа» власти (их уже 53) — вдвое шире, он составляет уже 701 тыс. человек, занимаемая площадь — 44 млн кв. м, количество обслуживающих автотранспортных средств — 38,8 тыс. Средства федерального бюджета, проходящие через этот уровень госаппарата, за 2018 год составили 11 трлн руб.— один его госслужащий администрирует 15,7 млн руб. расходов в год, на него приходится 62,7 кв. м общей площади помещений госорганов; и одна единица обслуживающего транспорта уже на 18 человек.

Ника Черемухина

Источник: Коммерсантъ

WordPress Appliance - Powered by TurnKey Linux