Статистика по регионам, кто улучшил свое финансовое положение во время пандемии — Меркурий Россельхознадзор

Статистика по регионам, кто улучшил свое финансовое положение во время пандемии

 Обсудить

В каких регионах выручка во время пандемии резко упала и в каких наоборот увеличилась? Данные аналитической службы с описанием факторов повлиявших на данный исход бизнеса уже в статье.

Рекордное ухудшение финансовых показателей бизнеса по итогам «коронавирусных» месяцев произошло в половине регионов Центрального федерального округа (ЦФО). Остальные смогли нарастить прибыль, невзирая на локдаун. Если в Калужской области совокупная прибыль предприятий сократилась на порядок, то в Белгородской она выросла в 3,3 раза, подсчитала аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

Отрицательную динамику по прибыли, по данным аналитиков, в марте-мае показали 9 из 18 регионов ЦФО. В Калужской области, например, «навар» крупных и средних предприятий был в десять раз ниже, чем весной 2019-го: 1,6 миллиарда против 16,7. У курян совокупная прибыль упала вдвое. У компаний Брянской и Тверской областей — более чем в полтора раза. Среди «проигравших» также ивановские, тамбовские и липецкие предприятия.

Между тем на Белгородчине объем совокупной прибыли компаний весной утроился, превысив 181 миллиард рублей (при 53,8 миллиарда в марте — мае прошлого года). Здесь «антивирусные» ограничения изначально были слабее, чем у соседей. В Смоленской области прибыль бизнеса выросла на 76 процентов, в Орловской — на 61. Примерно в полтора раза увеличилась она у ярославских и владимирских предприятий.

Впрочем, нужно иметь в виду, что речь о «средней температуре по больнице». В тех же верхневолжских регионах весной произошло довольно заметное снижение совокупного фонда оплаты труда. А значит, для многих местных жителей прибыльность бизнеса носила умозрительный характер.

На финансовый результат регионов повлияло несколько причин, пояснили «Российской газете» в «Россельхозбанке». Во-первых, жесткость прохождения пика пандемии (была ли высокой заболеваемость, насколько строгие ограничения вводились). Во-вторых, отраслевая структура региона (большая или меньшая доля пострадавших отраслей) и концентрация населения и бизнеса в его столице. В-третьих — близость к Москве и связи регионального бизнеса с московским (фактор «заражения» снижением спроса и активности).

«Сумма этих факторов и определяла размер потерь в регионах, — отметил руководитель Центра отраслевой экспертизы АО «Россельхозбанк» Андрей Дальнов. — Так, Калужская область дала серьезный минус за счет автомобильной промышленности, а Белгородская значительно выиграла на своем развитом аграрном бизнесе и промышленности стройматериалов. Ивановская и Тверская — проиграли в силу снижения спроса и заказов со стороны московского бизнеса».

По словам эксперта, есть прямое влияние пандемии — ограничения на работу. А есть опосредованное — падение спроса на продукцию ведущих отраслей региона. Например, из-за снижения деловой активности сократился объем транспортных услуг, продажи нефтепродуктов (также сказались теплая зима и март). Аналитик при этом подчеркнул, что исследование FinExpertiza выполнено только по одному показателю (прибыль), который не может служить единственным индикатором состояния бизнеса: «К тому же использование только процентного изменения приводит к искажениям из-за эффекта базы. Если годом ранее вся прибыль была 10 миллионов рублей, то рост до 100 будет ростом в тысячу процентов».

В целом, по словам Андрея Дальнова, те регионы, которые занимаются последовательной инвестиционной политикой и занимают хорошие места в рейтинге инвестпривлекательности Агентства стратегических инициатив, пострадали меньше и имеют большой потенциал для скорого восстановления. Пример — Тульская область.

Что касается «отстающих», то их следует разделить на две группы, уточняет Андрей Дальнов. Отстающих именно в данном периоде (из-за отраслевой структуры или жесткого карантина) и группы хронических отстающих. У вторых ситуация гораздо сложнее.

«Отставание может усугубиться из-за банкротства части бизнеса даже при общих мерах поддержки. Таким регионам может потребоваться помощь на федеральном уровне с индивидуальным набором средств и инструментов, — не исключает эксперт. — А что касается предприятий из первой группы, они могут восстановиться быстро».

На временное падение спроса на продукцию в период карантина обратил внимание «РГ» и Степан Земцов, ведущий научный сотрудник лаборатории исследований проблем предпринимательства Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. Спрос упал на продукцию транспортного машиностроения, а, соответственно, производство автокомпонентов и металлы. «Поэтому, — приводит примеры эксперт, — прибыль сократилась в Калужской (автокластеры), Курской (черные металлы), Брянской, Тверской (железнодорожное машиностроение) областях».

Ситуация в регионах, где в экономике высока доля сельского и лесного хозяйства, а также пищевой промышленности, была лучше. «Эти отрасли традиционно более устойчивы к падению спроса, — продолжает Степан Земцов. — И в период пандемии люди продолжали покупать продукты питания, бумагу и иные потребительские товары». Также сохранили госконтракты предприятия оборонно-промышленного комплекса, добавляет эксперт.

«Поэтому, — конкретизирует Земцов, — падение прибыли было ниже в Белгородской, Орловской и Воронежской областях (там развитый агропромышленный комплекс), Тульской и Смоленской (там развито производство удобрений и военно-промышленный комплекс), а также во Владимирской и Ярославской областях (также за счет оборонных предприятий)».

«РГ» попросила экспертов сделать отдельный прогноз ситуации в АПК, поскольку эта отрасль — одна из немногих — позволила предприятиям нарастить прибыль даже в условиях пандемии. А что дальше? Есть возможность идти вперед?

«Спрос на продукцию АПК в целом сохранится, российские производства вполне конкурентоспособны, — считает Степан Земцов. — Но наращивать производство им сложно: лучшие земли распаханы, наиболее привлекательные ниши в животноводстве (птицеводство и свиноводство) уже заняты. Осталось менее рентабельное направление — выращивание крупного рогатого скота. Кроме того, есть проблемы с выходом на рынки европейских стран — из-за сертификации».

Тем не менее, по итогам 2020 года прибыль сельхозпроизводителей может остаться на уровне 2019-го, полагают и в Центре отраслевой экспертизы «Россельхозбанка».

«На макроэкономическом уровне ряд показателей говорит о том, что емкость внутреннего рынка будет в целом стабильной. Оборот розничной торговли пищевыми продуктами с января по июнь 2020 года увеличился на один процент до 7,7 триллиона рублей. Оборот общепита снизился значительно — на 22 процента, до 0,6 триллиона, — но здесь можно рассчитывать на восстановление продаж по мере снятия ограничений, связанных с пандемией, — объяснил Андрей Дальнов. — Производство продукции сельского хозяйства выросло на три процента до 1,7 триллиона. Это связано главным образом с запуском новых производственных комплексов и ростом выпуска продукции в натуральном выражении».

В регионах ЦФО в равной мере развиты и растениеводство, и животноводство. Рынок того или иного сельхозпродукта чаще всего не ограничивается рамками региона или федерального округа. Поэтому тенденции, как правило, общие для всей страны, добавил Дальнов: «В растениеводстве цены сельхозпроизводителей за полгода остались на прежнем уровне, но в июне обозначился заметный прирост к июню прошлого года. В животноводстве однозначной тенденции нет. Цены на мясо птицы и свинину снизились, а на говядину и сырое молоко — выросли. При этом цены практически повсеместно остаются на достаточно высоком уровне, что говорит о приемлемом финансовом положении крупных предприятий».

В ряде отраслей АПК положительную динамику прибыли может обеспечить экспорт, считает Андрей Дальнов. И приводит данные Евразийской экономической комиссии. По итогам первых пяти месяцев по сравнению к аналогичному периоду прошлого года экспорт продовольствия из РФ в страны дальнего зарубежья увеличился на 22 процента до 9,4 миллиардов долларов. В наибольшей степени от роста вывоза продукции выигрывают производители зерновых и масличных, а также масел и жиров. Процесс импортозамещения продолжается на рынке овощей и отдельных категорий молочной продукции, что также ведет к росту прибыли российских компаний.

В целом по стране, по версии FinExpertiza, финансовые показатели бизнеса ухудшились в 58 регионах, а в 27 — улучшились. В результате весну завершили с убытком предприятия в 16 регионах. Среди отраслей остаться в плюсе смогли сельское, лесное хозяйства и рыбоводство. Их прибыль в среднем выросла на 8,3 процента.

 
С уважением к Вашему делу, Ника Черемухина
Источник: DairyNews.ru